Холмские новости

Дороги, туалеты, японцы: Наталья Пахолкова рассказала Sakh.com о будущем туризма на Сахалине

2020 год неофициально объявлен на Сахалине и Курилах годом туристического благоустройства. Об этом в ходе интервью рассказала ИА Sakh.com руководитель профильного областного агентства Наталья Пахолкова. Власти надеются заняться вопросами удобства посещения основных туристических объектов на юге острова — на 14 ключевых маршрутах будут обустроены туалеты, места отдыха, а дороги к главным достопримечательностям возьмут на попечение муниципалитеты.
Кроме развития инфраструктуры область надеется воспользоваться новыми инструментами для привлечения туристов из-за пределов области — из Японии на Сахалин и Курилы полетят чартеры, а для россиян разработают выгодные и интересные (пока на словах) программы туров в островной край.
Наталья Пахолкова
Наталья Пахолкова

— Как летний сезон прошел?
— Это был очень сложный год. Во-первых, у нас произошло выделение отрасли в отдельную структуру, множество организационных моментов, финансовых. Это случилось в самый ответственный момент к тому же — в мае, то есть когда начался у нас летний туристический сезон. И мы работали в таком переходном статусе. Агентство существует официально только с июля, то есть 2,5 месяца. Это достаточно небольшой срок, и сложно какие-то итоги подводить. Могу констатировать, что идет акцент на развитие туризма, ставятся масштабные задачи. Нужно трудиться и запустить все процессы, чтобы мы начали работать не как какой-то формальный орган, а отдельная и мощная структура.
— Не могу не спросить про деньги.
— Всего на отрасль туризма выделено 535 миллионов с учетом содержания Монерона, ТИЦа и передачи средств муниципалитетам. Впервые выделена на это направление значительная сумма, 312 миллионов приблизительно на места направили. Это деньги на благоустройство, развитие маршрутов, туристических троп. Не все гладко, признаю. Освоение на 100% только в Южно-Сахалинске и Макарове, где благоустроили Клоковский водопад. Сейчас работы еще идут на набережной в Охотском, это Корсаковский район, японские тории у нас приводят в порядок в Томари и Взморье. Так что ожидаем, что рост показателей все-таки будет.
Еще один интересный пример: в холмском селе Правда еще сделали очень интересный проект — народную экологическую тропу. Там благоустроили дорожку, поставили скамейки, сделали красивую смотровую площадку. Эта история про то, что объект там был достаточно давно и вот его решили привести в порядок. Все это финансировалось за счет собственных средств инициаторов, мы здесь напрямую не участвовали, но это очень хороший опыт. Получилось очень здорово, такие вещи стоит взять на вооружение.
В 2020 году надеемся, что удастся на места примерно такую же сумму выделить. Но для этого придется поработать муниципалитетам — они должны продемонстрировать хорошее освоение средств по своим заявкам, полностью закрыть все объемы заявленные. Только тогда у нас будут аргументы, чтобы сохранять или увеличивать финансирование этих работ.
Набережная в Охотском
Набережная в Охотском

Охотское море
Охотское море

— А туристов сколько?
— Вы знаете, у нас есть статистика Росстата, которая строится по местам размещения, то есть исходя из того, кто в гостиницы заселился. Они по итогам года свои данные приводят. При этом методика вызывает вопросы — не все туристы живут в гостиницах, и не все, кто живет в гостиницах, — туристы. Наши туроператоры свои данные собирают. Они говорят о том, что есть рост турпотока по различным направлениям в диапазоне от 10 до 30%. Это более вещественная статистика, но тоже не всегда полная и достаточно выборочная.
Поэтому сейчас мы ведем с сотовыми операторами и банками переговоры, чтобы наладить работу с их данными и сервисами. Это позволит понять, сколько у нас побывало туристов, откуда они были, сколько они тратили денег, на что. Вплоть до разбивки на конкретные периоды, чтобы можно было соотносить с событиями или сезонами. Пилотный проект подобный реализован в Московской области, и если мы у себя это сделаем — будет серьезный рывок для отрасли.
Мы будем понимать, где тратят деньги, какие объекты, не по каким-то формальным критериям, а по цифрам, у нас наиболее популярны. То есть скажем раз и навсегда — "Горный воздух" больше посещают людей или городской парк Южно-Сахалинска, едят у нас гости в дорогих рестораны или кафе эконом-класса. Ну и так далее.
— Что-то уже получилось?
— Нам удалось провести большую работу по развитию внутренних туристических маршрутов на Сахалине. Их у нас получилось более 84. Для 14 мы провели подробную паспортизацию, оформили необходимые документы. Не скажу, что эта работа была каким-то открытием для всех, эти места знают, маршруты используют, но мы их сумели воедино свести в большую концепцию, систематизировать.
Первый маршрут мы уже в этом году презентуем, в ноябре. Это будет "Южное кольцо" — тории на западном и восточном побережьях, достопримечательности в Холмском районе, например Чеховский перевал, и возвращение в Южно-Сахалинск. Мы выезжали туда в прошлом году, посмотрели на проблемы, подумали как можно решить их. После диалога с общественностью, бизнесом, с депутатами, благодаря Sakh.com в том числе в этом году на это направление заложили финансирование, и вот работы там заканчиваем.
Сейчас как раз идут работы на ториях во Взморье, там ждут поставку туалета — мы решили попробовать устанавливать модульные системы, о которых много говорили на заседаниях в думе, их Василий Вишневский презентовал тогда. В Томари сейчас занимаются площадкой, где стоит памятник Лаперузу, делают благоустройство самих торий, смотровую площадку хотят привести в порядок. Часть маршрута у нас на Холмский район придется, там будем в 2020 году финансирование доводить.
После того, как этот маршрут будет готов, мы все моменты по нему учтем и будем механизмы и методы работы переносить на 14 других приоритетных маршрутов — это направления по югу острова, которые охватывают 90% туристов и входят в такую обязательную программу. С ними предстоит потрудиться — надо навести там порядок, выровнять дороги, поставить туалеты, места для сбора мусора и так далее.
— Ничего не понятно. То есть сейчас один маршрут сделают, а в следующем — 14. Что это будет? Таблички повесят "идти сюда" и "не мусорить" и произвольно где-то туалеты поставят, которые все равно не смогут без обслуживания работать?
— Наша задача — наладить коммуникации между муниципалитетами и туристическим бизнесом, привлечь малый бизнес, индивидуальных предпринимателей, которые смогут открыть кафе, создать точки торговли сувенирами, зоны каких-то активностей. Чтобы сахалинцы и гости острова могли комфортно и уютно отдыхать. Для этого должно быть конструктивное взаимодействие, общение, диалог, чтобы все это было комплексное и точечное развитие. А не просто деньги выделялись, куда-то уходили и там умирали. Взаимной заинтересованности хочется больше.
Как мы это видим. У нас есть эти 14 маршрутов, и по каждому есть понимание: здесь нужна дорога, здесь туалет, здесь не убирается мусор. Понятно, что придется решить множество вопросов — но мы все это разработали, показали в паспортах маршрутов, где должны стоять туалеты, остановки, навигация, а не просто поднимаем шум и говорим, что давайте осваивайте, делайте и отчитывайтесь. Понятно, что у мэров свои задачи и они не всегда понимают, что такое туризм и зачем все это необходимо.
Цель стоит такая, чтобы к 1 мая 2020 года у нас все это было сделано — конкурсы в начале года разыграны, к весне установлены туалеты, навигация, по дорогам было понимание. Чтобы любой приезжий турист мог взять машину и поехать, скажем, на мыс Великан, но не заблудился в процессе и не воспринимал этот маршрут как такой подвиг с риском для жизни.
— Но туда не поедет приезжий — ему просто никто не даст в тот же прокат машину.
— Эта история как раз про это. Понятно, мыс Великан — это более экстремальный туризм. И мы не предполагаем, что туда будет вести и должна вести асфальтированная дорога, по которой можно на спорткаре домчать. Но это не значит, что мы не должны сделать ее безопасной, обеспечить там проезд в сезон без риска застрять даже на внедорожнике.
В 2020 году мы планируем давать деньги на установку площадок для мусора и контейнеров, туалетов, а также на наведение порядка на подъездных дорогах. Муниципалитеты должны будут их брать на баланс и отвечать за маршруты. А мы будем все это контролировать, в том числе через сервис "Сахалин-онлайн", который уже себя удачно показал в вопросах ЖКХ и мусора в городах.
Мыс Птичий (недалеко от мыса Великан)
Мыс Птичий (недалеко от мыса Великан)

— Один вопрос — откуда будете брать деньги? Одни дороги — это же огромные затраты.
— Деньги считаем. Навигация — это не очень большие затраты, туалетные модули обойдутся в 2,5-4 миллиона за каждый, часть уже приобрели в этом году, 6 штук. Антивандальные, приличные. Сейчас мы разбираемся с маршрутами, 6-7 туалетов нам еще нужно будет установить. Этого будет достаточно на 14 маршрутах.
Где-то мы вопрос закрыли с помощью каких-то кафе, которые уже есть на маршруте. К тому же часть маршрутов у нас пересекаются — например, маяк Анива и мыс Евстафия. Понятно, что на мысе или маяке очень сложно содержать туалет и мусорные баки. Но обустроить площадку, например у СПГ и сделать там какую-то торговлю для тех же отдыхающих и открыть потом точку в Новиково, где идет развилка для этих двух маршрутов. Это реально.
По итогам всей это работы мы будем делать сбор обратной связи и к 2021 году будем понимать, где у нас есть какие-то провалы. И ответственность за это будут нести муниципалитеты, каждый за свою часть, и мы в том числе.
— Мы как-то ходим вокруг да около. Вот я смотрю список маршрутов. У вас там и мыс Великан, и грязевой вулкан Южно-Сахалинска, и бухта Тихая. И если в бухту дорога есть и сегодня — не проблема туда проехать, то путь до вулкана того же — это ямы, канавы, буераки, где только подготовленный внедорожник проедет. Как из этого вы будете делать что-то приличное? Закапывать там миллиард, как на дорогу в Синегорск? Но в Синегорске живут люди, а тут никто не живет.
— Сегодня мы работаем над передачей дорог в оперативное управление муниципалитетам. Вот эта история, например, с Бухтой Тихой — в этом году у нас было много дождей, и дорога превратилась в нечто, что автобус проваливался по окна практически. А у нас съезд всероссийский врачей, и один из туроператоров запланировал туда поездку. И он нам звонит в панике: "Что делать?". Обычно это выглядит так: звонок в муниципалитет, "это не наша дорога, у нас нет средств ее грейдеровать". Пришлось искать какие-то механизмы экстренно, спасибо мэру Макарова, что пошел навстречу. Теперь мы все это переводим на регулярную основу — никто не говорит про асфальт, но это будет безопасная дорога и нормальная.
— Но на Великан и грязевой вулкан хоть грейдируй, хоть нет, там не получится нормальная дорога.
— На большинство наших маршрутов невозможно возить на автобусах людей. Это условия природные, их надо учитывать. То есть мы не сделаем дорогу такой, чтобы по ней можно было ехать на обычном легковом автомобиле, этого не требуется. Но это и не должно быть джип-сафари, когда каждая поездка может в кювете закончиться. Задача стоит — привести в порядок дороги на эти 14 маршрутов, это понятная история.
На дороги идет серьезное финансирование в области, мы надеемся, что и эти туристические маршруты удастся завести в эту вещь. Другая проблема сейчас — именно взаимодействие. Мэры задают вопрос: "Почему я должен это делать?". Но это же вопрос развития территорий, в котором они, в том числе, заинтересованы. Те же стихийные рынки привести в порядок необходимо, где крабы под солнцем варятся и антисанитария. Там должны появиться туалеты, быть благоустройство. Все это единая концепция.
— Я, знаете, понимаю мэров. Для них вот эта туристическая нагрузка — это такая непонятная история. Туроператорам ясно, зачем это, понятно, для чего области, мэрам — не совсем. Но да ладно. Сами туроператоры что-то делать будут для развития территорий, которые они используют?
— Главная задача туроператоров — формирование турпродукта. Всего у нас официально зарегистрированных 22, они платят налоги, а наша задача и правительства области — создать условия для развития отрасли. При этом стоят вопросы благоустройства маршрутов и экологии, мусора — наши туроператоры первые, кто заинтересован в том, чтобы все было хорошо и приятно. И многие из них темой мусора уже занимаются, по маршруту убираются, активно участвовали в паспортизации, подсказывали, где что нужно поставить.
И за каждым маршрутом уже закреплены по две-три компании, которые наиболее активно его используют. И должны тоже отвечать за него, в том числе с помощью "Сахалин-онлайн". В этом сезоне протестировали, он заработает активно с 1 мая по туристической тематике.
— Но при этом у нас есть толпа совершенно неофициальных историй. Те же сивучи или маяк Анива, на который туристов толпами просто завозят.
— Есть проблема, что в сезон идет денежный чес, ни с точки зрения качества, ни с точки зрения безопасности это никаким критериям не отвечает. И идет нагрузка на места показа, на природу, при этом ничего взамен она не получает. Ну то есть ничего хорошего. Это на самом деле проблема, и беда в том, что во многом эти вопросы — они вне правового поля лежат. То есть у нас, как у заинтересованного органа, полномочий нет, а те, у кого они есть, не всегда заинтересованы.
Поэтому сейчас мы планируем налаживать этот контроль через ассоциацию туроператоров. Агентство инициировало процесс ее создания. Так как у нас нет надзорных функций, мы не можем заниматься проверками и контролем многих вещей, нужен такой общественный орган. И он станет выражением общего мнения всех туроператоров и механизмом защиты от какого-то предвзятого отношения властей, с одной стороны. С другой стороны, она станет своего рода регулирующим — то есть не мы будем указывать, что у кого-то там небезопасные или некачественные услуги, а это будет коллективное мнение ассоциации. То есть вступление компании в это объединение для потребителей будет гарантией того, что эта организация предоставляет нормальные услуги.
И, наконец, то, о чем и был вопрос — ассоциация будет заниматься формированием вот этой культуры использования наших природных богатств, ответственности за это, правил нахождения на маршруте, заботы о природных ресурсах.
Процесс формирования ассоциации непростой — все-таки все эти компании, они не только в каком-то общем информационном поле варятся, они конкуренты. Но все понимают важность этой работы и глобальную задачу этого союза. Надеемся, что уже в ноябре у нас вся эта история будет сформирована и начнет работу. Уже есть ассоциация отельеров, ассоциация рестораторов, они работают и показывают свою эффективность. А вот у туроператоров подобного органа, который сможет представлять и отстаивать их интересы, а также способствовать внедрению каких-то новых решений и стандартов, до сих пор нет.
— 300 миллионов в этом году, столько же в следующем, потом еще содержание всех этих туалетов. Вот скажите, нет идеи сделать, это в думе уже раза два предлагали, такую программу строительства типовых каких-то объектов — "кафе с туалетом и стоянкой на 10 машино-мест". Сдавать их в аренду бизнесу и пускай крутится — с него вывоз мусора и туалет, с области — какие-то ставки не сверхвысокие по аренде и мало-мальская поддержка. А у людей будет и к кому за помощью обратиться, и где поесть, если что.
— К нам часто приходят с таким вопросом предприниматели, но агентство только может подсказать какие-то показатели и посоветовать, стоит там строить или нет, посоветовать по приоритетам развития. Но помочь малому бизнесу финансовыми инструментам не можем — у нас предусмотрены субсидии на обустройство маршрутов тем туроператорам, кто платит налоги, общественным организациям на различные социально значимые походы, мероприятия и муниципалитетам в рамках межбюджетных трансфертов. Для прямой поддержки есть фонд малого и среднего предпринимательства, агентство по привлечению инвестиций или Корпорация развития Сахалинской области для больших совсем проектов.
Тем не менее мы выделили шесть зон на Сахалине и две зоны на Курилах. Зачем? Чтобы было понятно, что мы не финансируем и не развиваем только эти 14 приоритетных маршрутов. В каждом районе есть свои якорные объекты, которые нужно поддерживать. Понятно уже сейчас, что и где делать. Это не будут какие-то мегапроекты, должны быть такие точечные вложения, и мы будем их делать.
С точки зрения организации, это сложный процесс: нельзя под одну гребенку причесать весь туризм на Сахалине и Курилах. Даже районы и муниципалитеты серьезно отличаются друг от друга. На Северных Курилах, например, понятно, что есть проблема с инфраструктурой, с туризмом вообще. И это направление до сих пор не качает. Там основной массив туристов собирает Камчатка.
Поэтому надо ответить прежде всего на вопрос, что нам сделать, чтобы в регион приходили деньги? Чтобы туристы их области оставляли? Это тонкая тема, ее надо и на областном уровне отрабатывать, и на местах поднимать. Сегодня есть масштабный проект, который мы разрабатываем совместно с Ростуризмом, Минвостокразвития, "Розой Хутор". Он позволит прокачать этот район не только в местном, но и в областном масштабе — Северные Курилы должны стать частью круизного кольца в восточной части Дальнего Востока.
Итуруп, вулкан Баранского
Итуруп, вулкан Баранского

— При этом есть, я так понял, проблема в коммуникации с руководством городов и районов.
— Очень большая проблема получить от муниципалитетов обратную связь, какую-то реакцию. Хотя в правительстве области заявлялось с начала года, что туризм находится в приоритете, нам пока серьезно эту проблему сдвинуть так и не удалось. Когда стали выяснять, почему так, оказалось, что далеко не в каждом районе есть хотя бы один сотрудник, закрепленный за туризмом. Бывает, что по 8-10 направлений за человеком закреплено. И это, конечно, проблема.
312 миллионов было выделено и доведено, а многие только летом начали хоть что-то делать. И если разработка ПСД — это еще более-менее, ее можно и зимой сделать, то стройки должны быть закрыты в ноябре максимум.
Чтобы этот массив сдвинуть, нам пришлось… Я даже скажу удалось создать рабочие группы, в которые вошли специалисты из торговли, экономики, спорта, ЖКХ, транспорта и так далее. Сегодня, если смотреть на мировой опыт, во многих странах именно по такой схеме и строится распределение полномочий — туристические органы не только строго по своим полномочиям работают, но и смежные отрасли курируют. В Японии агентство по туризму и транспорту совмещено, люди понимают, что без транспорта не может быть развития туризма. И в Словакии, и много где еще это таким же образом реализовано.
— Кстати, о Японии. В следующем году в Токио Олимпиада, не планируете в эту историю включиться?
— Есть такой проект, он коснется в первую очередь Владивостока, но и через нас тоже будут двигаться люди. Координировать эту историю будет Ростуризм, это масштабное мероприятие и должно проходить именно под руководством федерального органа.
Кроме того, в этом году, в мае, нам Ростуризм поручил проработать трансграничные маршруты с Японией, и уже прошла встреча по этому поводу. Японцы в этом году запустили 14 тестовых групп на Сахалин, это порядка 600 человек. Это были продолжительные приключенческие туры в разные знаковые места Сахалина, выбранные с учетом пожеланий наших гостей.
В ходе переговоров они нам сказали — если все это пройдет успешно, то мы поставим чартерные рейсы в 2020 году. И мы справились. Уже японская сторона сообщила, что на Сахалин будут регулярные рейсы с туристами из Токио и Саппоро, а также они поставят чартеры из Осаки, Нагои и Фукуоко.
— Стыдно не было перед японцами?
— Стыдно? Это данность, которую на Сахалине не могут решить уже 35 лет. Мне не стыдно об этом говорить, и я этот вопрос поднимаю на всех публичных площадках. Это проблема, в том числе и нашей культуры, и нельзя умалчивать, стесняться. Надо стремиться сделать условия лучше. Мы провели такое небольшое исследование, японцам очень нравится культурная программа, то что давал наш минкульт, музыка, выступления народных коллективов, а также морепродукты. Услышали, что в музеях необходимо хотя бы в некоторых тематических залах сделать перевод на японский или аудиогидов.
Надо понимать, что гостями в этот раз были люди среднего возраста или старше, им нужны комфортные условия, у них культура такая и требования. Они показали, что мы верно двигались в направлении решения базовых проблем: туалеты, навигация, мусор, это главные проблемы. Надо было собрать данные и обратную связь, понять, собственное несовершенство.
— А сахалинцы обратно в Японию ими смогут летать по какой-нибудь комфортной цене на этих чартерах?
— Этот вопрос мы тоже обсуждаем. Это первый опыт для Дальнего Востока и Сибири, поэтому мы не можем пока даже по аналогии какие-то условия предположить.
Еще одно направление, помимо организованного туризма для старшего поколения, это молодежь — они путешествуют два-три дня, а не неделю, как предполагают наши большие туры. И надо понимать, что их не интересует сейчас еда или музеи. Молодые японцы и корейцы путешествуют за селфи. И мы должны им какие-то такие фотостопы предложить.
Как раз в этом году Минэкономразвития и Ростуризм начали разрабатывать программы продвижения не только Сахалина, но и всего Дальнего Востока на рынке Азиатско-Тихоокеанского региона. Этого долго ждали, ведь наша культура и наша душа, если угодно, она довольно чужда жителям этих стран. И то, что нашим людям нравится, японцев или корейцев может не впечатлить. И наоборот.
— У меня сестра живет в Хабаровске. И традиционно мы как-то встречались, пересекались, то мы к ним, то они к нам. Но в этом году летом все сидели на местах — на двух взрослых и двух детей билеты стоят какой-то космос, около 50 тысяч рублей. Поэтому вопрос, будете что-то с билетами на Сахалин из городов ДФО делать?
— По поводу Курил поднимали вопрос, было несколько совещаний с губернатором, к тому же обсуждали весь Дальний Восток. Это серьезная проблема, ведь зимой у нас больше гостей как раз из ДФО, и только летом за экстримом летят из Москвы и центральной России.
По поводу Курил вопрос разрешили — потому что когда билеты туда и обратно стоили 36 тысяч рублей, это было запредельно дорого, это был космос. В этом году цена снизилась до 10 тысяч, и это серьезно отразилось на турпотоке — он вырос значительно. Такая же была история, кстати, когда ушел рейс из Петропавловска-Камчатского. Когда на "Горном воздухе" анализировали аудиторию, мы с удивлением узнали, что Камчатка к нам летает на курорт, несмотря на то, что у них три своих школы горнолыжных и склоны соответствующие. Люди ездили именно за хорошей "каталкой", считается, что Большевик более качественные условия дает. И когда рейс сняли туда, комплекс это почувствовал.
В этом году ввели опять рейсы с доступными билетами на Камчатку, в Комсомольск-на-Амуре, Благовещенск. Ожидаем, что в сезон это сыграет свою роль. Сейчас в преддверии зимы наши турорператоры с федеральной компанией TUI создают конкурентный турпродукт из центральной России на остров — поездка на Сахалин на двоих будет стоить около 60 тысяч рублей на неделю. Это будет не массовая история, а больше продвиженческий проект.
Вопрос по Дальнему Востоку тоже стоит, обсуждаем его с "Авророй", у ТИЦа уже есть партнеры, которые предлагают хорошие условия, скидки на катание, проживание в гостиницах, чтобы такой продукт сформировать и скомпенсировать более высокую стоимость билетов на Сахалин. Пока, это ясно и не открытие, к нам не полетят Владивосток и Хабаровск массово, а это крупнейшие города региона. Просто потому, что дорого.
— То есть ничего не понятно...
— Почему? Есть пять партнеров-гостиниц, с "Горным воздухом" прорабатываем молодежный тариф. К тому же тот продукт, который сформирован, — он не только "Горного воздуха" касается, это и рыбалка, и отдых. Мы его называем "Твоя яркая зима на Сахалине". Ждем сейчас все согласования, письма и будем его презентовать.
— Монерон в этом году сам себя превзошел?
— В этом году, Монерон посетило не более 200 туристов. Остров на сегодня, несмотря на задачу сделать его доступным, не стал очень популярным. Сформировали предложения... Привозили туда туроператоров, но пока они сходятся во мнении, что Монерон для бизнеса не так интересен, как другие объекты вблизи Южно-Сахалинска, тот же тур на маяк Анива. Тем не менее, есть даже продукты, связанные не только с ним, но и с морским путешествием до мыса Свободного, например… Такой однодневный морской поход с заходом на остров около 19 тысяч стоит.
К тому же Монерон — это все-таки природный парк, и это накладывает свои ограничения с точки зрения экологической нагрузки, обуславливает достаточно большие затраты на содержание. Его основная задача — охрана уникальных природных условий острова. И поэтому должно быть принято решение, как и кем он будет развиваться дальше. Либо с ним минприроды федеральные или региональные работают, то есть там не пытаются развивать массовый туризм и ключевым вопросом остается сохранение природы, либо наоборот. Это данность, и ее нужно понимать.
— То есть хотите от него избавиться?
— К развитию экологического туризма на таких уникальных территориях относятся щепетильно и на уровне области, и на уровне полпредства, в том числе Юрий Трутнев. Если там что-то развивать, то надо делать это так, чтобы своим антропогенным воздействием не уничтожить все, что там есть. Зачем мы все это создаем? Это первый вопрос, на который надо отвечать.
Если есть возможность развивать без ущерба природе — почему нет, ведь нельзя закрыть этот остров совсем, это право людей, тем более живущих на островах, бывать в заповедных уголках своего края. Задача — чтобы мы путешествовали внутри региона. Сегодня с этим проблемы.
При этом денег на содержание Монерона как природного парка вкладывается на самом деле достаточно, и вопросы по этому поводу не могут не возникать у общественности.
Но тут все очень тонко, надо, чтобы было какое-то решение концептуальное. Мы свое видение вопроса руководству предоставили.
— 2020 год — это будет такой год благоустройства?
— Это будет год 14 приоритетных маршрутов. Кроме шуток, мы хотим реальный результат, чтобы людям было комфортно, удобно и приятно.
— Глобальное что-то будет?
— Мы надеемся ответить для себя и всех на вопрос, чем Сахалин отличается от Камчатки и Приморья? Надо понять, чем сегодня мы можем оппонировать соседям, показывать свою уникальность. На ВЭФ мы подписали несколько соглашений, одно из них — о развитии брендового туристического маршрута, подобных которым нет нигде. Я имею в виду старую железную дорогу Южно-Сахалинск — Холмск. Создана рабочая группа на базе Ростуризма, чтобы использовать мосты и туннели, старый подвижной состав для создания брендового маршрута, уникального для ДФО и России и интересного для стран Азии. Но эту историю надо продвигать, надо создавать, прежде всего заинтересовать и убедить все стороны, в том числе "Российские железные дороги". Это может быть удивительный проект: "Сахалин-экспресс", то, ради чего будут люди приезжать к нам со всего региона.
— Я слышал, что даже "Роза Хутор" интерес проявляла?
— "Роза Хутор" — один из участников и инициаторов проекта.
Чертов мост
Чертов мост

— Наверное, вы читали историю про девушку-блогера, которая приехала и написала потом гневную историю. Как тут все дорого и что за 100 долларов, которых в Нью-Йорке или Париже хватит на целый день развлечений, у нас достаточно на то, чтобы доехать до скалы и посмотреть на нее полчаса.
— Это общественное мнение, это прекрасная история, обратная связь, которую мы очень ждем, и это замечательно, что мы ее получаем. Даже такую. Да, это правда так, у нас есть вещи, которые стоят дорого, и они объективно не могут стоить дешевле. Нет такой массовости, как в Нью-Йорке, затраты высоки. Хорошо, что есть люди, которые об этом говорят. Мы в сравнении познаем себя, регион. У нас не все идеально — мы это понимаем, стремимся быть лучше.
— Для кого будем развивать туризм?
— Для себя в первую очередь. Мы от этого вектора никуда не уходим, он должен оставаться. В первую очередь нам должно быть комфортно путешествовать и жить тут. Мы же туалеты не для японцев ставим, а для наших путешественников. Это история с сарафанным радио — если все хорошо и комфортно для жителей, то через них про это узнают все. А если сахалинцы будут недовольно встречать гостей на маршруте — это первый показатель, что мы что-то делаем не так.

   260 15235 6
Новости по теме

Обсуждение на форуме